February 2nd, 2010

Гишпань
  • ksotar

Забытые вещи

Давайте писать здесь. Например:

После игроков в 9 корпусе остались:
-Термос блестящий (нержавейковый) большой.
-Куртка кожаная черная.
-Рукавицы светло-коричневого цвета. Снаружи из чего-то, напоминающего замшу, изнутри - из чего-то напоминающего искусственный мех.

Все живет у меня, чем скорее будет опознано и эвакуировано - тем лучше.

PS: это Камилл.
Гишпань
  • ksotar

Фольклор

Знаете, один из признаков удачной игры - это то, что она обрастает фольклором. На пустом месте такое не возникает. Он конечно же часто страшно далёк от истины, но зато оживляет историю. Давайте пособираем.

---
Однажды Хамзи, уже сутки числившийся погибшим, полз на базу "Лакоон", в неисправном скафандре. По дороге он пытался придумать, что сказать, чтобы его не приняли за агента странников. И вдруг он заполз под источник радиации. "О", - подумал он: "вот удачно - артефакт. Я его принесу, мне не станут задавать лишних вопросов и может быть, даже похвалят". Он сорвал "артефакт" в прыжке и пополз дальше в направлении шлюза, где его ждали скафандры с детекторами радиации...

А на самом деле, как всегда оказалось, что это был Кидо Коэн.

---
Из радиоперехвата.

Лебедев: Давайте придумаем опознавательный знак! К примеру, мы выбегаем, кричим "дважды два", а они нам "четыре", и мы понимаем - что свои!
Алина: Это не сработает! Дважды два здесь не покатит! Поймите, к вам идёт капитан Буран!
hilda
  • e_vin

пронадежду

Читаю чужие отзывы. Сейчас мне кажется, что игра была даже лучше, чем казалась сразу после возвращения, потому что я начинаю видеть не только своими глазами.

Не знаю, хорошо это или нет, но у меня был на редкость здоровый психически персонаж. У него не возникало ни психоспазмов, ни синдромов героя, ни киберобоязни. То есть честно говоря, личных переживаний за всю игру практически не было. И жалость к "детям" меня не давила. То есть Андромеда понимала, что эта цивилизация нуждается в помощи, но чтобы им помочь, нужно делать свою собственную работу, а не ударяться в рефлексию.

Единственный момент, когда Андромеда вообще поддалась упадничеству и все стало валиться из рук - когда в результате неудачного контакта их группа была расстреляна местными, и они потеряли Хамзи и Термина. В этом Андромеда винила себя - ей казалось, что если бы она использовала субакс, возможно, их можно было бы спасти. Почти час она провела у психологов на реабилитации, и надо отметить, что лучше всего ей помогли не психологи, а случившийся там же Поль Думитру, с которым у нее завязалась интереснейшая беседа о психологии "детей". После беседы с Думитру Андромеда стала понимать, что именно случилось, почему местные открыли огонь, и лучшим лекарством для нее стала дальнейшая работа.

В целом у меня за всю игру не случилось никаких проблем с доверием. Я не считала, что на станции все идет гладко, наоборот - я видела множество совершаемых ошибок и неверных решений, я терпеть не могла некоторых сотрудников, например, Валенски, но я бы рискнула жизнью за любого из них, и была убеждена, что любой из них поступит так же.

У меня есть нарицания к работе следопытов, но они связаны только с изначальной несработанностью нашей группы. В остальном мы были хорошей командой.

Очень жду материалов об истории Надежды. Хочется узнать, что же было на самом деле и насколько мы промахнулись с нашей гипотезой. Привет Бромбергу. Андромеда стопудово останется на Надежде и будет продолжать копать, пока не раскопает все.

Мастерам спасибо, особенно Рингилю за то что заманил ехать - я вообще-то изначально не собиралась.

Андромеда Кицунэ, следопыт